Статья

Schneider Electric: как решить проблему растущего энергопотребления в цифровую эпоху

Бизнес
мобильная версия

Исполнительный вице-президент Schneider Electric Филипп Делорм (Philippe Delorme) рассказал CNews, как интернет вещей (Internet of Things, IoT) меняет подходы к управлению электросетями. В современном дата-центре сервисы поддержки полностью автоматизированы с помощью сенсоров, подключенных к аналитическим системам, что дает возможность сэкономить на персонале и одновременно повысить эффективность в выявлении и предотвращении сбоев.

CNews: Расскажите, в чем заключается особенность подхода Schneider Electric к управлению электросетями?

Филипп Делорм: Мы стараемся упростить ландшафт управления энергетикой. Наш подход получил название 3D+E. Три буквы «д» означаются декарбонизацию (то есть использование зеленых технологий, снижение выбросов диоксида углерода), диджитализацию (использование смартфонов и других устройств «интернет вещей») и децентрализацию (ранее управление поставками энергии было централизованным, теперь с появлением многочисленных возобновляемых источников энергии наметилась тенденция к децентрализации). Английская «E» в данной аббревиатуре обозначает электроэнергию, производство и потребление которой растет в два раза быстрее, чем любых других источников энергии. Концепция 3D+E меняет наше представление о том, как строить энергетическую инфраструктуру в дата-центрах и других отраслях.

CNews: Вы говорите, что есть общий тренд на рост потребления электричества. Как он реализуется в сфере дата-центров, энергетических компаний, а также для представителей других отраслей?

Филипп Делорм: Цифровизация неизбежно связана с развитием индустрии ЦОДов, в которых хранится вся оцифрованная информация. При этом происходит децентрализация дата-центров, так как государства предпочитают хранить данные на собственной территории. Например, Россия ограничивает вывод персональных данных на территорию других стран, что увеличивает спрос на услуги ЦОДов на внутреннем рынке, ведет к расширению площадей и, как следствие, влечет за собой рост спроса на электроэнергию. Одновременно предъявляются серьезные требования к снижению себестоимости дата-центров и скорости их развертывания.

CNews: Каким образом эти требования учтены в платформе EcoStruxure?

Филипп Делорм: EcoStruxure это стандартизированная архитектура, которую мы используем в продуктах Schneider Electric, чтобы простым и эффективным способом донести идеи интернета вещей до наших клиентов. На данный момент у нас более миллиона подключенных устройств, но это капля в море по сравнению с миллиардами подключенных объектов интернета вещей в глобальном масштабе. Мы ставим своей целью ускорить подключение к сети всех наших решений. Обеспечение коннективности физических устройств – это первый уровень реализации платформы EcoStruxure.

Второй уровень подразумевает развертывание программных решений на стороне заказчика или в облаке с целью обеспечения доступа к оборудованию. На третьем уровне мы подключаем наши продукты к аналитическим системам, расположенным в облаке, чтобы наши клиенты могли извлечь дополнительную выгоду. Таким образом, EcoStruxure предполагает комплексный подход, включающий подключение устройств, развертывание ПО и подключение аналитики из облака. Мы используем данный подход в умных зданиях, промышленности, инфраструктурных проектах и при строительстве дата-центров.

CNews: Расскажите подробнее, как платформа EcoStruxture устроена с технологической точки зрения.

Филипп Делорм: Как я уже сказал, есть три уровня архитектуры, которые включают подключенное оборудование, установленное на стороне клиента программное обеспечение и облака, где сырые данные агрегируются в «озеро данных» (data lake), к которому затем применяются аналитические средства. В качестве платформы для объединения всех уровней мы используем облака. Мы разрабатываем ПО для использования на инфраструктуре заказчика (on-premises). За счет того, что оно используется на наших продуктах по всему миру, нам удается добиться экономии на масштабе.

«Озера данных», насчитывающие миллионы машин, мы можем развертывать как в публичном, так и в частных облаках в зависимости от пожелания клиента. Далее мы подключаем средства аналитики, которые представляют собой самообучающиеся математические модули, способные извлекать полезную для заказчика информацию. Например, в госпитале мы подключаем модуль, который способен предсказать выход из строя трансформатора, что в условиях больницы может, например, спасти жизнь пациенту, находящемуся на хирургическом столе.

Технологии интернета вещей, благодаря которым такие проекты становятся возможными, развиваются очень быстро. На мой взгляд, главным ограничением является не сама технология, а необходимость обучения людей, чтобы они могли с ней работать.

CNews: Каким образом архитектура EcoStruxure реализуется в дата-центрах?

Филипп Делорм: Есть несколько типов ЦОДов – небольшие площадки в пределах шаговой доступности, средние и большие дата-центры для размещения оборудования по модели colocation и сверхкрупные ЦОДы ведущих компаний. Потребности дата-центров в каждой из категорий имеют свои особенности, поэтому архитектура решений может различаться.

Рассмотрим более подробно пример с площадками colocation, для которых ключевыми факторами ведения бизнеса являются снижение издержек и высокая скорость развертывания мощностей. Именно со стороны таких ЦОДов мы видим наиболее существенный рост спроса, в частности, в России он обусловлен ограничениями на хранение данных заграницей.

Наши решения позволяют автоматизировать и интегрировать между собой три сегмента инфраструктуры ЦОД: управление электроэнергией, управление ИТ-оборудованием и ИТ-системами (white space), управление инженерной инфраструктурой здания и системами доступа (СКУД). За счет интеграции существенно снижается время, необходимое для развертывания ИТ-систем.

CNews: Есть ли у вас критерии оценки того, как повышается эффективность за счет внедрения решений Schneider Electric?

Филипп Делорм: Эффективность можно оценить по нескольким показателям. Во-первых, это повышение энергоэффективности – внедрение наших решений позволяет оптимизировать потребление электроэнергии на 30-50%. Во-вторых, это более сжатые сроки развертывания ИТ-решений ЦОДа за счет внедрения интерфейсов для взаимодействия различных сегментов инфраструктуры. В данном случае, конкретная экономия времени зависит скорее от наших клиентов. Третий источник выгоды – это более эффективное управление инфраструктурой. В этом году мы запускаем облачное решение, которое позволяет фильтровать сообщения, исходящие от датчиков и сенсоров оборудования, чтобы автоматизировать сервис и поддержку инфраструктуры. При этом заказчик экономит за счет замены труда технических инженеров машинными средствами, а также возможности предупреждения технических сбоев с помощью анализа поступающих данных. Одновременно растет эффективность поддержки. Ранее обслуживание инфраструктуры носило случайный характер (инженер проходил мимо, услышал шум, стал разбираться в чем причина) и многие неполадки оставались незамеченными. Датчики мониторят состояние оборудования постоянно, что существенно повышает число выявленных инцидентов.

CNews: В чем заключается выгода поставщиков электроэнергии от внедрения платформы EcoStruxure?

Филипп Делорм: Для энергетических компаний ключевым моментом является обеспечение высокой производительности в случае высоких нагрузок на энергосеть. Наши решения по мониторингу энергосистем зданий и сооружений позволяют предсказывать пиковые нагрузки, тем самым поставщики получают возможность оптимизировать распределение электроэнергии. Данная концепция получила название умной сети или «smart grid». Также следует отметить, что за последнее время произошла диверсификация источников энергии (например, использование энергии солнца, ветра и так далее), так что найти правильный баланс между спросом и предложением стало непросто. Умная сеть позволяет решить эту задачу.

Филипп Делорм: Примерно половина из €26 млрд дохода Schneider Electric приходится на продукты EcoStruxure, то есть подключенное оборудование и сопутствующее программное обеспечение и сервисы

CNews: Расскажите о системах управления электроэнергией для бизнеса.

Филипп Делорм: Есть два типа зданий и сооружений. Во-первых, это критическая важная инфраструктура, например, газопровод, нефтеперерабатывающий завод или дата-центр, где полное отключение электроэнергии может привести к катастрофическим последствиям. Для таких объектов энергетическая безопасность играет первостепенную роль, и с целью ее обеспечения необходимо дублировать каналы подключения к энергосети, а также иметь резервный источник автономного питания.

Ко второй группе относятся все остальные здания, например, отель, магазин или офисное здание, где отключение от сети создаст лишь временные неудобства. В этом случае в фокусе внимания находится оптимизация затрат и автоматическая поддержка энергосети, когда система заранее выявляет возможные поломки и сбои. Однако по мере развития цифровой революции нам приходится все больше дифференцировать подход, так как каждый тип зданий – гостиница, больница, дата-центр, офис – имеет собственную специфику энергопотребления.

CNews: Можете ли вы привести конкретный пример того, какую выгоду получают заказчики за счет внедрение инфраструктуры интернета вещей?

Филипп Делорм: Год назад мы разработали аналитический инструмент, получивший название asset adviser, который предназначен для нефтегазовых предприятий. Далее был реализован проект для одной крупной компании, на нефтеперерабатывающих заводах которой были установлены датчики, транслирующие данные о работе энергосети в облако, где происходит анализ информации на предмет выявления возможных сбоев. В результате внедрения заказчик экономит миллионы долларов за счет сокращения штата инженеров, обслуживающих сеть, и предотвращения убытков в результате аварий. На данный момент мы видим большой интерес к решению со стороны других игроков отрасли.

CNews: Нет ли у вас ощущения, что Schneider Electric из поставщика решений для электроэнергетики превращается в цифровую компанию, работающую с данными?

Филипп Делорм: Прежде всего, я хотел бы отметить, что примерно половина из €26 млрд дохода компании приходится на продукты EcoStruxure, то есть подключенное оборудование и сопутствующее программное обеспечение и сервисы. Таким образом, вы правы, говоря о Schneider Electric как о компании, работающей c данными. Я хотел бы подчеркнуть, что это не случайность, а целенаправленный процесс, запущенный руководством компании. Если пять лет назад я уделял цифровым вопросам около 5% своего рабочего времени, то теперь на такого рода задачи уходит около половины моего времени.

CNews: Растущая цифровизация технологий ведет к увеличению рисков с точки зрения кибербезопасности. Каким образом вы обеспечиваете защиту ваших продуктов?

Филипп Делорм: У нас есть сотни разработчиков, занятых в области обеспечения безопасности. Кроме того, мы подписали соглашение с «Лабораторией Касперского» с целью обеспечения защиты наших продуктов. Угрозы и принципы регулирования варьируются в зависимости от страны, поэтому Schneider Electric предпочитает находить локальных партнеров на каждом из рынков. Мы убеждены, что инвестиции в безопасность крайне важны.

CNews: Как вы оцениваете зрелость российского рынка с точки зрения решения задач энергоэффективности?

Филипп Делорм: На мой взгляд, российский рынок следует общемировым трендам, как и во многих других регионах, индустрия развивается высокими темпами, и местные игроки готовы к внедрению новейших технологий. В то же время, у России есть собственная специфика. В авангарде внедрения интернета вещей находятся нефтегазовые компании, в то же время, здесь меньше внимания уделяется энергоэффективности и зеленым технологиям в отличие от европейских стран. Именно поэтому мы используем дифференцированный подход, учитывая особенности локальных рынков.

Большинство российских игроков, с которыми мне довелось общаться, признают качество продуктов Schneider Electric и отмечают уникальность подхода в плане интеграции управления зданием, электроэнергией и ИТ-оборудования. Несмотря на то, что наши решения широко представлены в России, я полагаю, что у нас отличные перспективы для дальнейшие роста.