Статья

ИТ-директор ТМК: «Цифровизация ускоряет развитие металлургии»

Бизнес Интеграция
мобильная версия
, Текст: Павел Притула

«Трубная Металлургическая Компания» – это глобальная структура, работающая по всему миру. Всегда интересно, как в таких распределенных организациях работают ИТ: как они устроены, какие задачи выполняют и в каком направлении развиваются. Об этом в интервью CNews рассказал ИТ-директор ТМК Юрий Огурцов.

Но одних средств технической защиты недостаточно, зловредное ПО все равно имеет шансы проникнуть внутрь защищаемого периметра. Например, люди продолжают открывать незнакомые письма и кликать по фишинговым ссылкам в них. Поэтому мы взялись решать задачу обучения сотрудников правилам безопасного поведения в ИТ-окружении.

CNews: В чем особенности работы CIO международной промышленной группы по сравнению с коллегами из непроизводственных отраслей?

Юрий Огурцов: Мне проще всего сравнивать с деятельностью CIO в банковской структуре, где я проработал 10 лет. В первую очередь, в промышленности больше разнообразных задач. И для нашей глобальной структуры характерны такие ситуации, когда не получается внедрить какое-то стандартное решение на всех предприятиях просто потому, что в других регионах не работает нужный поставщик, и это решение вместе с его поддержкой не у кого покупать.

Кроме того, в промышленности мы решаем вопросы, связанные с работой базовой автоматики – у нас айтишники-автоматчики работают в три смены, и некоторые специалисты ходят с паяльниками и отвертками для ремонта оборудования. Одновременно в нашем ведении находятся и ERP-системы уровня предприятия, и цеховые системы типа MES, и системы business warehouse для хранения данных и выработки бизнес-аналитики… А в финансовой сфере все это представляет собой более однородную среду.

Еще одно отличие я могу провести по линии Россия – остальной мир. В частности, мы традиционно выполняем силами самих предприятий различные виды деятельности, не относящиеся к основному бизнесу, а на Западе большинство из них давно отдают на аутсорсинг.

CNews: Какие цели стоят перед вами в рамках ИТ-стратегии?

Юрий Огурцов: Задача номер один ИТ-службы ТМК – обеспечить операционную непрерывность, которая диктуется особенностями непрерывного производства компании. В современных условиях, когда доллар дорогой, а оборудование и большинство систем у нас иностранные, это влияет на нашу стратегию развития ИТ, заставляет учитывать фактор стоимости, выбирать в первую очередь проекты, дающие быстрый результат.

Юрий Огурцов: Задача номер один ИТ-службы ТМК – обеспечить операционную непрерывность, которая диктуется особенностями непрерывного производства компании

Цифровизация производства – еще одна важная задача. Если наш пилотный проект с IBM и «Атринити» покажет эффективность, тогда мы сможем приступить к разработке цифровой модели работы оборудования и использованию аналитики для предсказания событий при технологическом процессе и определению необходимых действий в связи с ними. Возьмемся за проекты из области больших данных, которые позволят заводам, например, более точно соблюдать геометрию труб, толщину стенок, то есть повысить качество продукции.

На уровне цехов мы планируем самое серьезное внимание уделить модернизации существующих и внедрению новых MES-систем. Эту потребность мы видим не только в российском, но и в зарубежных дивизионах ТМК.

И третье направление – электронный документооборот, который уже является обязательным требованием для современного бизнеса. Такую систему мы создали совместно с инжиниринговой компанией «Трубные инновационные технологии», проводим аналогичную работу с крупнейшими нефтяными компаниями. Пока нам сильно мешает одна проблема – нет законодательного требования о роуминге между операторами СЭД. Разные компании пользуются услугами разных операторов, и они вынуждены вручную «сводить» этих операторов между собой для обмена документами. Если у вас много контрагентов, это становится проблемой.

CNews: Как выглядит структура управления ИТ в ТМК? Кто кому подчиняется и за что отвечает?

Юрий Огурцов: Поскольку Группа ТМК охватывает четыре глобальных региона по всему миру, то, хотя управление ИТ у нас централизовано в Москве, но структура в разных дивизионах несколько отличается. В частности, в России есть единая служба, занимающаяся разработкой и настройкой ПО, которая охватывает соответствующих специалистов, территориально расположенных на заводах – сегодня они полностью подчиняются непосредственно руководству службы ИТ в Москве. На заводах остались те, кто занимается обслуживанием ИКТ-оборудования – их подчинение центру исключительно функциональное. Они сами определяют, как выполнять свои обязанности, с какими подрядчиками работать и так далее – если только речь не идет о централизованных ИТ-проектах.

Что касается других дивизионов, то их службы ИТ работают в рамках единого бюджета, который принимается в Москве. Общие проекты проходят под нашим руководством. Например, ряд американских предприятий мы в обязательном порядке переводили с системы Novell на Microsoft AD. Но локальные задачи они решают самостоятельно.

CNews: Какова динамика вашего ИТ-бюджета?

Юрий Огурцов: В абсолютных цифрах называть не стану, но что касается динамики, то в рублях его размер достаточно стабилен и колеблется год от года в пределах 10%. При этом бюджет поддержки операционной деятельности составляет около 70%, остальное – бюджет развития.

CNews: У вас есть свое подразделение, занимающееся разработкой?

Юрий Огурцов: Да, у ИТ-службы ТМК есть такое подразделение, и у нас много собственных разработок – в первую очередь MES-систем. В перспективе мы хотели бы заменить их на единое западное решение. К сожалению, проведенный нами тендер показал, что в России не созданы системы такого уровня, который нам требуется.

Однако мы не отказываемся от сотрудничества со сторонними компаниями. К примеру, у нас есть проект электронной торговой площадки — TMK eTrade. Это первый в России интернет-магазин по продаже трубной продукции. Его разработал отечественный подрядчик — Cognitive Technologies. Это один из примеров сотрудничества ТМК со сторонними разработчиками.

CNews: Предприятия ТМК расположены в четырех регионах мира. Где ИТ более всего проникли в производство? В чем именно это выражается?

Юрий Огурцов: Я считаю, что наиболее продвинутым в области ИТ сегодня является российский дивизион, а на втором месте, достаточно близко к нам – европейский. Несмотря на то, что США считаются одной из наиболее развитых стран в области информационных технологий, я не могу сказать, что предприятия, приобретенные Группой в 2008 году, как-то выделялись в этом плане.

В свою первую поездку туда я удивился, увидев, что на заводах используют больше самописных программ и «лоскутной автоматизации», что там работают в устаревших сетевых системах типа Novell NetWare – и это при развитой кооперации между предприятиями. Возможно, это потому, что металлургия – консервативная отрасль, автоматизация пришла в США раньше, и установленные системы никто не спешил менять, пока они отвечали своим задачам.

CNews: На решениях каких вендоров построена ИТ-инфраструктура ТМК?

Юрий Огурцов: Сетевые решения компании построены в основном на оборудовании Cisco, телефония – Avaya. Широко используем виртуализацию на базе решений VMware. Служба каталогов – MS Active Directory. Вся аналитика собирается в SAP BW, а визуализация отчетов реализуется в Qlik Sense. Хотя на своем примере мы видим, что общеизвестное желание топ-менеджмента видеть отчеты в графическом виде несколько преувеличено – у нас более востребован формат таблиц с внесенными в них показателями.

В группе внедрена единая сеть корпоративной видеоконференцсвязи на оборудовании Cisco, Polycom, Tandberg, которой очень активно пользуются сотрудники. Большое внимание мы уделяем телекоммуникационной инфраструктуре – в ее основе решения Equant (сейчас это Orange Business Services). На случай разрыва MPLS-канала предусмотрены резервные спутниковый и интернет-каналы. Зарубежным дивизионам эти же возможности предоставляет British Telecom.

Если говорить о заводах, то они ко многим корпоративным ресурсам – ERP, порталу и проч. – обращаются как к облачным сервисам. То есть у них устанавливаются не серверы, а только удаленные рабочие места. По большому счету, облачные решения наша компания применяет уже с 2003 года, задолго до того, как о них стали говорить все.

То, что установлено на заводах – это уже упомянутые MES-системы, другие унаследованные решения, купленные уже давно, в основном самостоятельно доработанные и перешедшие в собственность компании вместе с заводом. Как я уже говорил, мы на перспективу планируем провести централизацию и в этой области.

CNews: Как информационные технологии помогут повысить эффективность компании в ближайшие 5–10 лет?

Юрий Огурцов: В цифрах, процентах плана нам такие задачи не ставят в связи со спецификой работы ИТ-службы, но мы, конечно же, влияем на эффективность бизнеса. В первую очередь это относится к сокращению издержек и снятию целого ряда проблем, влияющих на качество продукции.