Статья

Как Schneider Electric будет строить цифровую экономику России

Бизнес Интеграция
мобильная версия
, Текст: Наталья Рудычева

С 1 января 2018 г. вице-президентом подразделения IT Division Schneider Electric в России и СНГ назначен Роман Шмаков. Об итогах 2017 г., планах на 2018 г., месте компании на российском рынке и новых продуктах – в интервью Романа Шмакова изданию CNews.

CNews: Каким был 2017 год для подразделения IT Division?

Роман Шмаков: 2017 год был успешным для нашего подразделения. Темпы роста бизнеса в евро по итогам ушедшего года измеряются двузначной цифрой, в то время как по оценкам IDC ИТ-рынок в целом вырос примерно на 10%.

Если говорить о конкретных направлениях, то в категории HBN (Home Business Network) – это однофазные источники бесперебойного питания (ИБП), призванные защищать персональные компьютеры и серверы, – мы выросли не очень сильно, но больше, чем рынок в целом. Это и понятно – Schneider Electric играет доминирующую роль на этом рынке, а расти на больших цифрах очень сложно. В 2017 году основным драйвером роста стали ритейл и электронная торговля – сейчас эти сегменты очень активно развиваются. 

Кроме того, нам удалось добиться значительных успехов благодаря выводу на рынок новой линейки продуктов в среднем ценовом сегменте (medium). Дело в том, что традиционно Schneider Electric работает в высоком ценовом сегменте (optimum). Новая линейка medium – это более простые по набору функций ИБП при оптимальном ценообразовании и неизменном качестве, лучший баланс «цена-качество». На данный момент они крайне востребованы рынком из-за сдвига ценовых предпочтений из высокого ценового сегмента в средний. 

Если говорить о втором направлении – Enterprises& Systems – то здесь мы показали колоссальный рост. Это связано с рядом больших проектов, которые мы реализовали в прошлом году. В частности, это строительство ЦОДа Сбербанка в Сколково. Schneider Electric является одним из участников консорциума, который занимался реализацией этого проекта. Кроме того, у нас был целый ряд крупных проектов в финансовой, телекоммуникационной и нефтегазовой отраслях. Помимо этого, у нас активно развивается проектный бизнес в странах СНГ – Белоруссии, Украине, Армении, Узбекистане, Кыргызстане и Казахстане, где нам также удалось показать рост существенно выше рынка. Во многом это связано с тем, что в этих странах накопилось много отложенных ранее проектов, работа над которыми была возобновлена из-за роста экономики и оживления бизнеса.

Еще один драйвер роста нашего бизнеса в 2017 году – увеличение спроса на программное обеспечение. Новая программно-аппаратная платформа EcoStruxure IT позволила нам предложить заказчикам возможность цифровизации процессов управления инженерной инфраструктурой ЦОДа и серверных комнат. 

CNews: Как вы видите место Schneider Electric на российском рынке?

Роман Шмаков: Мы – эксперты и одни из лидеров рынка, и не просто по причине огромного присутствия на нем, но и потому, что являемся тренд-мейкерами. Многие решения, которые мы выводили на рынок 10-15 лет назад, сейчас являются стандартами де-факто и успешно применяются заказчиками и партнерами. Например, внутрирядная система охлаждения, изоляция горячего коридора или выделенных стоек. Мы первыми вывели на рынок в промышленном масштабе модульные источники бесперебойного питания, а затем ИБП на литий-ионных батареях. Мы стараемся всегда быть на несколько шагов впереди, не просто следуя трендам рынка, а формируя их. И это очень серьезная ответственность.

Роман Шмаков, вице-президент подразделения IT Division Schneider Electric в России и СНГ

Несмотря на то, что самую большую долю в нашем бизнесе занимает производство систем бесперебойного питания, мы позиционируем себя как компания, предлагающая рынку подходы, архитектуры и решения – не только аппаратные и программные, но и сервисные. В области систем бесперебойного питания, инфраструктуры центров обработки данных на всех этапах их жизненного цикла мы можем оказывать высокоуровневые услуги по проектированию, запуску, модернизации, поддержке, гарантийному, постгарантийному обслуживанию с требованиями по SLA, утилизации и так далее. Причем, не только на базе наших продуктов. Кроме того, у нас есть подразделения, которые занимаются специализированными услугами – аудитом, модернизацией площадок заказчика, выполнением работ с высокой интеллектуальной составляющей, например, разработкой концепции построения ЦОДа. 

CNews: Как вы видите основные направления развития подразделения IT Division Schneider Electric на российском рынке?

Роман Шмаков: В первую очередь, мы будем заниматься локализацией. Этот тренд набирает силу в связи с политической и экономической ситуацией. На данный момент более 60% продукции Schneider Electric, реализуемой в России, производится внутри страны. Но стоит оговориться: локализация производства высокотехнологичного оборудования, такого как источники бесперебойного питания, требует немалого времени и крупных затрат. Мы уже прорабатываем оптимальные варианты решения этого вопроса. Если говорить о ситуации на сегодняшний день, то нам уже удалось перевести часть производства стоечного оборудования на базу наших партнеров. Мы имеем возможность производства префаб-ЦОДов (prefabricated data centers – дата-центры высокой заводской готовности) на нашем заводе «Электрощит» в Самаре. Мы также готовы рассмотреть пути локализации других продуктовых линеек, если в этом будет потребность со стороны рынка и наших заказчиков.

Следующее направление, которое стоит выделить на российском рынке, – это цифровизация. Интернет вещей (Internet of Things) сейчас является драйвером роста ИТ-рынка в целом и инженерной инфраструктуры в частности. Число подключаемых к интернету устройств экспоненциально растет, они генерируют больше трафика, требуют телеком-инфраструктуры для его обслуживания, а также ИТ-инфраструктуры для хранения и обработки. Безусловно, Schneider Electric является активным участником этого процесса. Мы входим в альянсы с крупнейшими производителями ИТ-отрасли, сами являемся организаторами некоторых из них не только на локальном, но и на глобальном рынках, и видим здесь большие перспективы для развития рынка ЦОДов. Будучи исконно технологической компанией, мы обеспечиваем фундаментальные потребности для развивающегося интернета вещей – как базовую инженерную инфраструктуру для обработки данных, так и оборудование, и системы, непосредственно работающие от полевого уровня до уровня облачной аналитики. Наличие собственной экспертизы и тесное сотрудничество с лидерами рынка, такими как Microsoft, позволяют нам приносить максимальную пользу заказчикам, будь это фрагментарное внедрение технологии или решение полного спектра.

Еще одно направление, которое можно отнести к цифровизации, – это облачные вычисления и тесно связанные с ними коммерческие ЦОДы. Сегодня спрос на услуги дата-центров растет, причем это касается и коммерческих площадок, и виртуальных серверов, и облачных услуг. Самые высокие темпы роста, благодаря увеличившемуся спросу на облака, показывает рынок коммерческих ЦОДов. Наша компания заранее подготовилась к этому – мы, пожалуй, единственный вендор, который имеет выделенное подразделение по работе с сегментом коммерческих дата-центров. Сотрудники обладают необходимыми компетенциями и опытом для работы именно с такими заказчиками. 

Стоит упомянуть также про не менее важный тренд, набирающий сейчас силу – Edge Computing или периферийные вычисления. Сегодня городские и корпоративные архитектуры постепенно перестаиваются в направлении обработки данных в точках их возникновения. Например, при организации системы управления транспортными потоками очень важно быстро реагировать на моментально изменяющуюся обстановку на дорогах. В свою очередь это означает, что объекты вычисления – серверное, телеком-оборудование – должны находиться максимально близко к точкам сбора данных. Инфраструктура становится более распределенной – центральные узлы выполняют роль резервных хранилищ информации и обработки больших массивов данных, а первичная обработка информации происходит на местах. Думаю, этот тренд развития инфраструктуры сохранится в ближайшие годы не только в транспортной отрасли, но и в нефтегазовой, телекоммуникационной и других отраслях. Безусловно, Edge Computing требует надежной инженерной инфраструктуры для обеспечения высокой доступности и непрерывности обрабатываемых процессов и сбора данных. В портфеле Schneider Electric имеются соответствующие продукты и решения – от компонентов инженерных систем питания, охлаждения, физической защиты, мониторинга и управления инфраструктурой до полностью интегрированных комплексов высокой заводской готовности: начиная от небольших решений, оборудованных полным спектром инженерных систем – микроЦОДов SmartBunker для формирования локального вычислительного узла, до интегрированных комплексов в корпусном исполнении мощностью свыше сотни киловатт - SmartShelter Container для решения задач интеграции всех периферийных узлов. Кроме того, мы готовы обеспечить соответствующую сервисную поддержку инженерного оборудования как распределенных, так и центральных вычислительных центров. 

Наконец, пятое направление, рост которого мы сейчас наблюдаем, – потребность в высокоуровневом, высококачественном сервисе. Настало время модернизации центров обработки данных, которые были построены 8-10 лет назад, и компании относятся к этому очень внимательно. Помимо прочего, они заинтересованы в оптимизации инфраструктуры с точки зрения эффективности, так как на момент строительства были и другие технологии, и другие бизнес-задачи. В текущей кризисной ситуации компании более тщательно относятся к вопросу снижения не только капитальных, но и операционных затрат, а оптимизация инфраструктуры стала безусловным трендом на рынке. Бизнес заинтересован и в проведении аудитов, и во внедрении специализированных систем, и в мониторинге управления, и в предсказании рисков. Schneider Electric активно работает в этом направлении. Стоит отметить, что не так давно мы были удостоены награды Russian Data Center Awards 2017 в номинации «Инновации в области снижения TCO (Total Cost of Ownership) ЦОДа». В рамках номинированного на премию проекта была продемонстрирована возможность радикального повышения КПД ЦОДа исключительно посредством внутренней оптимизации. Разработанный метод позволит увеличить эффективность работы площадки без аппаратной модернизации.

CNews: Что ждет IT Division Schneider Electric уже в 2018 году?

Роман Шмаков: Мы по-прежнему намерены расти, несмотря на то, что российский рынок высокорисковый и волатильный. Темпы роста в 2018 году будут несколько меньше, чем в 2017 году в силу вышеупомянутых причин и в силу того, что рывок, который мы сделали в 2017 году, сложно повторить. Но при этом мы планируем расти быстрее ИТ-рынка, увеличивая свою долю на нем. 

Если говорить о продуктовых линейках, то в 2018 году, как и годом ранее, продажи Enterprises System будут расти быстрее, чем HBN. Но самого высокого результата можно ждать от сервисного направления – мы запустили ряд инициатив, которые позволят повысить эффективность и получить доступ к новым сегментам. 

Как я уже отмечал выше, важный тренд на российском рынке – изменение ценовых предпочтений наших заказчиков. Поэтому в текущем году мы намерены вывести на рынок большое число продуктов среднего ценового сегмента. Это, в первую очередь, касается трехфазных и однофазных источников бесперебойного питания. Стоит отметить, что для компании Schneider Electric качество всегда было важнейшим приоритетом. Поэтому в данном случае мы говорим не о снижении качества, а об отказе от избыточного функционала и опций, не требующихся некоторым заказчикам.

В целом мы намерены сфокусироваться на стратегических направлениях, таких как коммерческие ЦОДы, развитие и поддержка всех digital-инициатив, Edge Computing и, безусловно, продвижение нашей программно-аппаратной платформы EcoStruxure. Мы однозначно будем развивать и инвестировать в бизнес в странах СНГ, где ожидаем большего роста, чем в России в силу потенциала этого рынка и относительно большой доли Schneider Electric на нем.

 CNews: Расскажите подробнее о предлагаемой Schneider Electric концепции EcoStruxure.

Роман Шмаков: EcoStruxure – это архитектура, которая охватывает и цифровую, и промышленную составляющую бизнеса. Наше подразделение специализируется на применении архитектуры EcoStruxure IT в области центров обработки данных. Этот подход позволяет максимально объединить все инженерные объекты, ИТ- и телеком-инфраструктуру в единое цифровое пространство с помощью открытых протоколов. Это дает возможность на первом уровне собирать информацию, контролировать текущий статус, управлять различными устройствами. Самое главное, что все элементы инженерной инфраструктуры объединяются на цифровом уровне, что позволяет видеть полную картину не только по отдельным устройствам, но и по всему объекту или предприятию в целом.

На втором уровне платформы находятся различные модули программного обеспечения, задача которых обрабатывать всю поступающую информацию, отслеживать критически важные показатели, предвидеть и предупреждать о рисках до момента их появления. Так в случае незапланированного изменения температуры на одном или нескольких датчиках, система сообщит об этом по принятой у заказчика модели эскалации. А вот более интересный пример – система сама подскажет, что при текущем уровне запуска новых и поддержания текущих сервисов и установки ИТ-оборудования, ресурсов по бесперебойному питанию не хватит через 3,5 месяцев. При этом остальные ресурсы, такие как холод и свободное пространство в стойках, будут находиться в избытке ещё год. Самое время заказать расширение модульной системы питания. И это пример работы третьего уровня – Business Intelligence, на котором выполняются задачи бизнес-управления всей инфраструктурой, в том числе формирования отчетности и автоматизации процессов персонала, ответственного за инфраструктуру ЦОДа. При этом, как правило, внедрение решения EcoStruxure вписывается в ландшафт эксплуатируемых систем заказчика, обеспечивает интеграцию систем, данные из которых ранее не сводились вместе, что в купе с экспертизой Schneider Electric по внедрению такого рода систем, позволяет руководству компании оценить риски и принять решение об управлении инфраструктурой как единым сервисом.

Программное и аппаратное обеспечение является модульным, что обеспечивает соответствие системы потребностям заказчика. Например, существует специальный модуль с бизнес-функционалом, применяемым в отрасли коммерческих ЦОДов с учетом их специфики, требований, рисков. Те или иные модули подбираются нами уже в рамках конкретных проектов и, вкупе с работами по внедрению, обеспечивают максимальную кастомизацию решения под задачи каждого конкретного заказчика. 

CNews: Какие преимущества для бизнеса дает внедрение платформы EcoStruxure?

Роман Шмаков: Во-первых, концепция EcoStruxure позволяет строить или модернизировать инженерную инфраструктуру в полном соответствии с задачами и требованиями бизнеса. Заказчик получает четкую прозрачную картину того, где и какие ресурсы задействованы, и какое влияние оказывают элементы инженерной инфраструктуры друг на друга, на ИТ-процессы и бизнес целиком.

Во-вторых, EcoStruxure дает возможность существенно снизить операционные риски. Топ-менеджер получает возможность в легкой и доступной форме получить информацию, которая подскажет, в каких точках и по какой причине высока вероятность сбоя или были в прошлом негативные события, которые могут повлиять на основной операционный сервис компании. Для анализа и моделирования ситуации применяются как задаваемые пользователем, так и статистические данные. Это позволяет не просто устранять риски по факту их возникновения, а принимать превентивные меры до того, как событие произошло. Естественно, все это помогает избежать прямых и косвенных убытков.

В-третьих – с помощью концепции EcoStruxure можно быстро и гибко менять инфраструктуру в соответствии с потребностями бизнеса. Все решения масштабируемы как на внутреннем, так и на внешнем уровнях. Ещё на этапе планирования запуска нового сервиса, будет ясно, какие ресурсы, питание, охлаждение, порты для подключения СКС или непосредственно стойко-места, необходимо будет использовать, и как это сделать для выполнения ИТ-проекта в срок. И это очень важное преимущество для компаний.

CNews: Если попробовать заглянуть в будущее, то какие тренды, по вашему мнению, будут определять развитие рынка?

Роман Шмаков: Вряд ли кто-то сможет точно ответить на этот вопрос. Еще недавно блокчейн был технологией для «избранных», а сегодня это уже практически производство. 

Безусловно, есть технологии, которые представляют интерес. Это все, что связано с цифровизацией человеческого труда. Это все услуги, связанные с возможностью дистанцирования – телемедицина и так далее. Безусловно, технологией будущего является упомянутый блокчейн, который будет применяться в большинстве традиционных операций. 

Schneider Electric позиционирует себя как эксперт в области управления электроэнергией в различных отраслях, и мы смотрим на тренды именно с этой точки зрения. Цифровизация приводит к тому, что потребление электроэнергии растет. Например, пять лет назад на центры обработки данных приходилось около 1% мирового потребления энергии, а сегодня эта цифра выросла в 2,5 раза. Именно поэтому мы активно занимаемся вопросами альтернативной энергетики, электротранспортом, умными городами, умными электрическими сетями, экологичными дата-центрами. У нас существует мощное R&D-подразделение, мы сотрудничаем с государственными и коммерческими организациями в области инноваций.

В России мы активно подключились к реализации программы «Цифровая экономика», недавно открыли R&D-центр в Сколково. Цифровая трансформация потребует больших вложений в инфраструктуру, и мы предлагаем использовать нашу концепцию EcoStruxure при создании нового цифрового пространства.