Герман Греф заявил о подпольных майнерах в Сбербанке

Бизнес Кадры Интернет E-commerce ИТ в банках
мобильная версия
, Текст: Валерия Шмырова

Герман Греф сообщил, что Сбербанк часто уличает своих сотрудников в майнинге криптовалют на рабочем месте. Сам Граф считает это занятие примитивным, и утверждает, что Сбербанк как организация добычей криптовалют не занимается.


Майнеры в Сбербанке

Сотрудники Сбербанка занимаются майнингом криптовалют прямо на рабочих местах, используя оборудование компании. Периодически об их деятельности становится известно руководству. Председатель правления Сбербанка Герман Греф характеризует инциденты, когда сотрудников банка уличают в майнинге, как «частые». При этом он подчеркивает, что сам Сбербанк добычей криптовалют не занимается, передает информационное агентство «Интерфакс».

Заявление Грефа прозвучало во время разговора с финалистами конкурса «Лидеры России», завершающий этап которого проходит сейчас в Сочи. Греф отметил, что лично он не испытывает интереса к майнингу, поскольку это «примитивный» бизнес. Председатель Сбербанка выразил готовность не сходя с места назвать «десяток других объектов инвестирования с большей доходностью».

Греф подтвердил, что в 2017 г. Сбербанк в большом количестве закупил видеокарты, однако уточнил, что они были использованы для исследований в области искусственного интеллекта, а не для добычи криптовалют.

Сбербанк и дефицит видеокарт

В ноябре 2017 г. Сбербанк заявил, что это он виноват в дефиците видеокарт, который сформировался на российском рынке. Об этом сообщил вице-президент банка Александр Ведяхин. По его словам, видеокарты были скуплены Сбербанком для лаборатории искусственного интеллекта. Ведяхин извинился за образовавшийся дефицит, и выразил надежду, что вскоре рынок стабилизируется, поскольку банк уже закупил тот объем, который был ему нужен.

Герман Греф признал существование в Сбербанке подпольных майнеров

Напомним, в июне 2017 г. китайский гигант электронной коммерции AliExpress зафиксировал повышенный спрос на видеокарты со стороны россиян. Поисковый запрос «видеокарта» на сайте AliExpress стал третьим по популярности в разделе с компьютерной техникой после запросов «планшет» и «ноутбук». Компания отметила, что ажиотаж вокруг этих комплектующих может быть вызван желанием покупателей использовать их для добычи криптовалют. Утверждение было основано на том, что пользователи активно искали модели типа GeForce GTX1060 и GTX1070 или Radeon RX480, подходящие для майнинга.

В этот же период повышенный спрос на видеокарты отметили и другие продавцы техники. Магазины сообщали, что покупатели приобретают по 200-300 видеокарт одновременно. Такой спрос вызвал подорожание видеокарт по сравнению с весенними ценами — средняя цена выросла с 9 до 17 тыс. руб. На рынке сформировался дефицит этих комплектующих.

Мощности для майнинга

Использование для добычи криптовалют корпоративных мощностей — довольно распространенная практика. В декабре 2017 г. сотрудники Федеральной службы безопасности (ФСБ) провели обыски во «Внуково» после того, как руководство аэропорта пожаловалось на постоянные скачки напряжения. Результатом проверки стало задержание системного администратора, который построил в Московском центре управления воздушным движением ферму для майнинга криптовалюты.

Вконце сентября 2017 г. стало известно, что два сотрудника ИТ-отдела аппарата Совета министров Крыма нелегально добывали биткоины на мощностях правительственных сетей, установив там специальное ПО для майнинга. В результате оба были уволены с занимаемых ими постов. Преступники не успели добыть значительного количества криптовалюты или обменять ее на реальные деньги.

В феврале 2017 г. CNews сообщал, что сотрудник Федерального резерва США, имеющего монополию на выпуск доллара, два года пользовался мощностями рабочего сервера, чтобы производить криптовалюту. Чтобы удаленно управлять процессом, он модифицировал систему защиты сервера. Виновный был оштрафован на $5 тыс. и помещен под надзор на 12 месяцев.

В 2014 г. Национальная научная организация (NSF) США сообщила, что сотрудничавший с ней исследователь производил криптавалюту на суперкомпьютерах двух американских университетов, работа которых спонсировалась из госфондов. Затраченная в процессе добычи мощность обошлась государству в $150 тыс. При этом сумма, полученная злоумышленником, составила порядка $8-10 тыс.