Статья

РТЛ: Мы можем продавать наши ИТ-услуги вовне

Бизнес Интеграция Бизнес-приложения Внедрения Кадры
мобильная версия

Иногда бывает так, что компания, изначально далекая от ИТ, приходит к выводу, что на рынке нет решений, удовлетворяющих ее потребностям. И вот начинается процесс разработки своей собственной системы. О том, как это получилось у представителя логистического бизнеса, компании «Российские транспортные линии», рассказал ее генеральный директор Юрий Воронцов.

CNews: Расскажите о специфике вашего бизнеса.

Юрий Воронцов: «Российские транспортные линии» — логистический провайдер полного цикла. Мы активно занимаемся экспедированием грузов, предоставляем полный набор логистических услуг, стараемся решать задачи клиента «от двери до двери», начиная от заказа перевозок, организации морского фрахта, железнодорожных перевозок, автоперевозок, таможенного оформления, складирования — и заканчивая отчетностью и осуществлением всего документооборота.

На данный момент мы работаем в сегменте b2b. Это продиктовано логикой построения нашего бизнеса. Для того чтобы ориентироваться на мелких клиентов, надо пересматривать саму бизнес-концепцию, но в будущем все возможно.


Юрий Воронцов: Мы создали экспертную систему, которая будет «подсказывать» правильные решения каждому из операционных сотрудников в каждый момент времени

Получилось так, что исторически мы пришли к выводу, что ИТ-продукты, представленные на рынке, недостаточно отвечают нашим внутренним потребностям, а также потребностям наших клиентов. Задачи возникали быстрее, чем они могли бы быть решены сторонними интеграторами. Безусловно, на рынке представлено много разных систем, есть много девелоперов, готовых предоставлять свои услуги. За последние 8 лет мы вырастили собственную команду прекрасных ИТ-специалистов, которые способны создавать собственные продукты с комплексными ИТ-архитектурами и сложными инженерными решениями. Компания имеет множество направлений работы. Мы набили на них руку, создали ИТ-команду, начали продавать наши решения на открытом рынке и по сути создали отдельный ИТ-бизнес. Мы поняли, что нашего опыта на данный момент достаточно, чтобы решать потребности других людей в этой сфере.

CNews: Какие ИТ-системы вы рассматривали изначально, с какими интеграторами пытались сотрудничать?

Юрий Воронцов: Мы общались с некоторыми российскими компаниями, решения которых, безусловно, выигрывают по цене, по гибкости, но у них нет такого бэкграунда, опыта внедрения масштабных проектов, как у западных игроков. Мы поняли, что нужно комбинировать решения. Например, Oracle — надежная мощная платформа, но, с другой стороны, нам зачастую требуется большая гибкость и скорость разработки. Однако используя СУБД Oracle, мы имеем возможность управлять огромными массивами данных, причем этих данных, конечно, гораздо меньше, чем может обслужить данная среда.

Кроме того, мы выбрали Oracle, потому что это знаменитый бренд, который нам позволил создать историю успеха с крупной западной компанией.

Часть системы мы делаем на базе «1С 8.2» - например, интерфейсы и финансовые модули.

При анализе рынка мы выявили ряд компаний, способных предложить достойные готовые решения, которые, безусловно, помогают решить ряд задач. Например, запустить какой-то бизнес быстро. При выборе подобного пути, возникают ограничения по доступности кода к изменениям, уровне кастомизации и гибкости, скорости реагирования на изменения в бизнес-процессах. То же самое касается и техподдержки, если речь идет о бизнесе, который должен работать в режиме 24*7*365.

Для компании, где значительная часть добавленной стоимости для клиента лежит в области сервисов, мы приняли решение развивать собственные ИТ решения.

CNews: Расскажите о процессе разработки.

Юрий Воронцов: Есть некий стандартный цикл разработки: предварительное техзадание, потом собственно ТЗ, создание алгоритма, архитектуры, описание бизнес-процесов, наконец, программирование. Но, на самом деле, все происходит зачастую так: возникает некая потребность, вырабатывается генеральная линия. Например, мы начали разработку в 2004-2005 годах с автоматизации терминала. Развитие системы происходило по мере развития бизнеса. Сделали пилотную версию, которая позволила нам автоматизировать терминал. Потом каждый год добавлялись бизнесы: логистика, таможенное оформление, склад и так далее. Все это вносило изменения в бизнес-процессы и в саму архитектуру системы. В какой-то момент мы поняли, что она не отвечает требованиям бизнеса. Снижалась скорость обработки запросов.

Полтора года назад мы полностью переделали системную архитектуру, это была уже 3-я версия системы. Сейчас — уже на базе «1С 8.2» - мы строим самую последнюю версию ИС. Конечно, в будущем мы и ее станем обновлять. Кроме того мы внедрили новый функционал, так как программные среды, на которых у нас работает система, также развиваются.

Сейчас система работает на базе классической модульной архитектуры, которая очень удобна с точки зрения обслуживания, резервирования, восстановления при необходимости, добавления новых модулем.

Раз в квартал в компании проходят учения операционного персонала. Были прецеденты, когда мы даже отключали питание, моделируя возможные сбои в системе. Существуют определенные протоколы того, как должен вести себя тот или иной сотрудник во время сбоя, причем все действия каждого человека должны быть направлены на скорейшее восстановление работоспособности системы.

CNews: Каково современное состояние системы, если говорить о ее функционале и возможностях?

Юрий Воронцов: На данный момент мы создали экспертную систему, которая будет «подсказывать» правильные решения каждому из операционных сотрудников, а не только делать отчеты, мониторинг, анализ в пост-периоде. На основании тех решений, которые принимают операционные сотрудники в моменте, система делает прогнозы и выдает экспертные оценки того, к чему приведут эти решения в конце периода. Она стала неким инструментом прогнозирования, который может предотвратить то, что мы не достигнем локального максимума в моменте. Анализ работы всех операционных подразделений может производиться в реальном времени с возможностью что-то изменить сейчас. То есть, когда компания закрывает период, ее руководство думает: «А вот в тот момент мы могли что-то сделать иначе». Мы стараемся от этого уйти и создать систему, которая поможет повысить эффективность каждого конкретного бизнес-процесса на каждом его этапе.