Спецпроекты

Бизнес решился пустить налоговую в свои учетные системы

Бизнес Интеграция
В России вводится автоматизированная форма налогового администрирования и контроля, про которую говорят, что она «основана на принципах прозрачности и доверия между налогоплательщиками и налоговыми органами». По сути, это означает предоставление удаленного доступа налоговым органам к учетным системам компании. Рассмотрим новую систему поближе.

Налоговый мониторинг внедряется в России не первый год. Пока нельзя сказать, что эта схема работы бизнеса с налоговыми органами стала суперпопулярной, но крупный бизнес понемногу пробует, что же она собой представляет. Более 40 корпораций уже перешли на режим налогового мониторинга, и еще около 50 делают пилотные проекты, чтобы внедрить его с 2020 года.

Смысл нового режима взаимодействия компаний с налоговой службой заключается в переходе к онлайн-взаимодействию. Вместо того чтобы приходить с проверкой и перебирать документы в поисках нарушений, налоговый орган получает онлайн-доступ к учетной системе компании, ее бухгалтерской и налоговой отчетности и видит все ее финансовые операции. В мире уже около 30 стран перешли на «расширенную» форму взаимодействия – от США и Норвегии до ЮАР.

Доверие бизнеса к налоговой… Серьезно?

По сути, технологичность и онлайн-доступ к внутренним данным – фундаментальное отличие налогового мониторинга от других видов администрирования. Бизнес как бы говорит регулятору: «Я вынужден вам доверять больше, чем раньше, и доверять такие данные, которые никому не хотел бы показывать». Почему он так поступает, в чем вообще заключается интерес сторон?

Ключевой интерес бизнеса состоит в упрощении закрытия налоговых периодов, в освобождении от налоговых проверок, а также в освобождении от штрафов и пени при следовании «мотивированному мнению» налогового органа по спорным вопросам. Интерес государства – в лучшем контроле добросовестности налогоплательщика за счет доступа к прозрачным данным. И обе стороны рассчитывают сократить расходы на администрирование. Заместитель руководителя ФНС Даниил Егоров отмечает: «Мы рассматриваем налоговый мониторинг не как систему, позволяющую собрать больше налогов. Для нас результат заключается в том, чтобы налоги собирались верно, чтобы работа была автоматизирована, и в том, чтобы обе стороны считали, что в отношении суммы налогов риски минимальны, и она точная». Как хороший дополнительный эффект он назвал сокращение затрат времени и других ресурсов на администрирование: «В отношении компаний на системе налогового мониторинга только затребование документов сократилось на 77%, и мы также видим, что эти налогоплательщики снизили резервы по налоговым позициям на 54%, то есть для них растет определенность и снижаются риски».

security37281241920600.jpg
Технологичность и онлайн-доступ к внутренним данным – фундаментальное отличие налогового мониторинга от других видов администрирования

Естественно, впервые услышав предложение запустить в свои учетные системы тех самых людей, которые только и заняты поиском нарушений и выписыванием штрафов, бизнесмен схватится за голову, а его служба ИБ за сердце. Но, если он работает «в белую», имеет большие обороты и большие объемы документации, и не против рассмотреть новые возможности, то начнет считать затраты и риски.

Риски ИБ в основном минимизируются созданием защищенного канала между ФНС и компанией и прописыванием политик безопасности, по которым налоговый инспектор получит доступ только к тем данным, которые необходимы ему для выполнения служебных задач. По сути, он все равно посмотрел бы многие из этих данных в отчетах, хотя и значительно позже. А теперь он видит их в режиме реального времени и даже может задавать вопросы подотчетной компании:

– Почему на ваших АЗС по выходным топливо стоит дороже, чем в будни? Вы меняете цены?

– Не меняем. Цифры отличаются потому, что в будни заправляется основная масса машин с корпоративными скидками.

Вопрос снят, никто больше не тратит нервы, а налоговая служба только что повысила уровень понимания бизнес-процессов компании, – что важно для эффективной работы. «Удобство новой формы налогового контроля в России заключается в упрощении обмена информацией между ФНС и бизнесом, – подтверждает заместитель генерального директора SAP CIS Юрий Бондарь. – Налоговый мониторинг позволяет сократить издержки: компании, которые уже присоединились к системе, на 30% сократили трудозатраты на сопровождение налоговых проверок. Также существенным преимуществом для налогоплательщика является автоматизация самоконтроля и уменьшение периода, открытого для налоговой проверки, с 4 лет и 6 месяцев до 1 года и 9 месяцев, что само по себе является ценным аргументом в пользу налогового мониторинга для бизнеса».

Поставщики ИТ ухватились за новый рынок

Кстати, для ИТ-вендоров новая система тоже выгодна, ведь контролерам нужны витрины данных, дашборды, если они не хотят выгружать файлы Excelи тратить время на их изучение. Автоматизацией взаимодействия бизнеса с налоговиками уже занялись как западные, так и российские поставщики. Директор фирмы «1С» Борис Нуралиев считает, что «Со стороны предприятий процесс «цифровизации» отношений с государством может быть относительно легким и низкозатратным при «гуманном подходе» к взаимодействию систем бизнеса и государства. Это возможно при открытых для стыковки шлюзах достаточной производительности, полной и заблаговременной публикации форматов информационного обмена и API, наличием тестовых стендов и доступов для разработчиков ERP и учетных систем и т. д.». При этом он убежден, что собранные государством за счет налогоплательщиков большие данные должны быть доступны коммерческому сектору на понятных и равноправных условиях.

ИТ-вендорам предстоит договориться между собой о единых стандартах в отношении данных. «Мы должны прийти к канонической модели хранения данных, должны дать возможность унификации витрин налогового мониторинга и стандартизации, и это то, что в конечном итоге позволит ввести роботизированный контроль», – говорит глава «Mail.Ru цифровые технологии» Павел Гонтарев.

Внедрение «умного контроля», как еще называют налоговый мониторинг, потребует действий не только со стороны ИТ и безопасников. Это как раз самое простое. Значительно более сложная задача лежит на плечах бизнеса: он должен перестроить процессы так, чтобы финансовые службы бесперебойно функционировали в новых условиях, и обеспечить чистоту и прозрачность тех данных, которые мониторит ФНС. Об этом, в частности, предупреждает партнер EY Иван Родионов: «На обычной системе налогового администрирования у компании есть 1–2 года до налоговой проверки, чтобы выверить правильность расчетов и исправить ошибки через подачу уточненных деклараций. А налоговый мониторинг предполагает предоставление информации налоговому органу в режиме реального времени, что требует обеспечить высокое качество данных и отсутствие ошибок с первого раза».

То, что сейчас внедряется, можно назвать диджитализацией налогового контроля, и, как в любой другой области бизнеса, проигрывает тот, кто не использует ее или опаздывает с внедрением, убежден Максим Василевский, вице-президент по корпоративным отношениям Mars в России. Пилотные проекты, идущие на крупных российских предприятиях, дают им возможность обновить свою конкурентную стратегию и лучше работать с рисками.

Что касается рисков, то им должен быть посвящен один из ключевых инструментов, которые необходимо развивать во внедряемой модели налогового мониторинга. Максим Василевский так его определяет: «Нужен механизм, позволяющий быстро и в понятном формате идентифицировать риски, коммуницировать, обсуждать их с налоговым органом и таким образом их разрешать. Это то, что мы все понимаем под термином «быстрое закрытие периода». На сегодняшний день ФНС предлагает достаточно эффективный инструмент для этого. В результате, несмотря на те затраты, которые несет компания при внедрении – в первую очередь это настройка ERP-системы и модификация систем внутреннего контроля, – этот инструмент дает возможность быстрого управления рисками и, следовательно, эффективного управления денежными потоками, связанными с налогами».

Первые отзывы «добровольцев» и перспектива «обязаловки»

Компании, уже перешедшие на новую форму взаимодействия с налоговиками, видят преимущества этой системы. «Нам очень удобно, что мы в онлайн-режиме принимаем с налоговой службой решения относительно интерпретации операций и порядка налогообложения. Проверки спустя два года уже ушли в прошлое, ведь невозможно держать в памяти все операции, – говорит Ольга Макрецкая, глава дирекции учета и финансового контроля «Газпром нефти». – К слову, мы первыми среди нефтяных компаний перешли на налоговый мониторинг. Он касается межрегиональных инспекций по крупнейшим налогоплательщикам. В ближайшее время мы планируем перейти на электронное взаимодействие посредством витрины данных. Налоговые службы привыкли работать с большим объемом бумажных документов в целях поиска необходимой информации. А теперь необходимо будет глубоко погрузиться в систему внутреннего контроля, проанализировать все отчеты, а затем уже проводить анализ конкретных операций».

Три основные сложности перехода к налоговому мониторингу
  1. Необходимость обеспечить «быстрое закрытие» процесса расчета налогов и отсутствие ошибок «с первого раза».
  2. Необходимость поставить процесс подготовки новых форм отчетности по системе внутреннего контроля по установленным форматам ФНС России.
  3. Настройка информационного взаимодействия с налоговым органом в режиме онлайн потребует запуска отдельного ИТ-проекта.

По наблюдениям аналитиков EY, большинство компаний успешно преодолевают все сложности уже в первый год работы в новом режиме. Во второй и последующие годы наблюдается сокращение затрат на общение с налоговыми органами, начинают проявляться преимущества режима за счет сокращения бумажного документооборота, согласования сложных позиций с налоговым органом и лучшего взаимопонимания с проверяющими.

О чем же говорит внедрение «умного контроля» налогообложения в России? На данном этапе, видимо, о том, что государство использует современные инструменты администрирования, требующие, казалось бы, невозможного – доверия к нему. Впрочем, в бизнесе доверие обычно выражается в цифрах, подставленных в формулы расчета финансовых рисков. Сегодня уже есть десятки крупных компаний, все подсчитавших и решивших допустить налоговиков к данным о своих финансовых операциях в режиме онлайн. Аналитики уверены, что логика «больше прозрачности – меньше контроля» и «мало прозрачности – больше контроля» будет продолжать выстраиваться налоговыми и другими контрольными органами в перспективе ближайших 5–10 лет. Со своей стороны можем предположить, что добровольная на сегодня система является таковой только по причине своего «пилотного» характера – ФНС пока готова принять на нее менее 2000 компаний. Но со временем добровольное станет обязательным.


Компания месяца

Мы все больше средств направляем на цифровизацию процессов

Алла Антонова

врио ИТ-директора X5 Retail Group

Точки роста

По определенным ИТ-направлениям Россия является примером для всего мира

Юрий Гаврилов

CDTO Металлоинвеста